RPA 2019: роботы становятся «сотрудниками»
RPA 2019: роботы становятся «сотрудниками»

Марианна Данилина представила картину внедрения RPA в мире и в России


12:30 07.05.2019   |  Дмитрий Гапотченко |  Computerworld Россия

Рубрика Индустрия |   1165 прочтений



В первой в России специализированной конференции по роботизации бизнес-процессов приняли участие все ведущие международные и отечественные разработчики RPA-решений.

 

Одна из задач, а скорее даже, необходимое условие цифровой трансформации — максимальное устранение человека из ряда производственных и бизнес-процессов, поскольку скорость и безошибочность его действий оставляет желать лучшего.

Неудивительно, что популярность набирает новая форма интеллектуальной автоматизации бизнес-процессов — RPA (Robotic Process Automation). Ее главная особенность состоит в том, что программные роботы взаимодействуют с другими информационными системами предприятия через пользовательский интерфейс, имитируя действия человека, — пока, в основном, простые, однако по мере развития технологий планируется сделать робота «цифровым помощником», передав ему достаточно сложные функции.

23 апреля издательство «Открытые системы» провело первую в России специализированную конференцию по тематике RPA — «Роботизация бизнес-процессов 2019». Она собрала около 300 участников, которые «из первых рук» узнали о состоянии, динамике и тенденциях рынка RPA, возможностях ведущих мировых и всех российских разработок в этой области, ознакомились с опытом внедрения RPA-систем и проблемами, возникающими в ходе реализации проектов.

О положении дел на рынке RPA во всем мире, включая и Россию, рассказала Марианна Данилина, заместитель директора практики повышения операционной эффективности КПМГ в России и СНГ. В своем докладе она привела данные Gartner, Forrester, Everest Group, а также результаты собственного исследования российского рынка, проведенного КПМГ уже в этом году.

Мировой рынок RPA быстро растет. По оценке Gartner, в 2013 году он составлял 260 млн долл., в текущем году превысит 680 млн, а в 2022-м достигнет 2,4 млрд; 60% компаний с выручкой более 1 млрд долл. уже внедряют роботов. Лидерами на рынке RPA-решений в Forrester считают Automation Anyware, Blue Prism и UiPath, а в Everest — эти же три компании, а кроме того NICE и Thoughtonomy.

В России, по данным исследования КПМГ, популярность RPA также растет. В половине компаний, опрошенных аналитиками, уже внедрили роботов или ведут пилотные проекты (в 2017 году таковых было меньше четверти), но надо учитывать, что опрос проходил среди крупных компаний в индустриях, традиционно продвинутых в плане ИТ, — в телекоме (здесь роботов осваивают все опрошенные), металлургии (83%), нефтегазовой отрасли (60%), финансовой сфере (56%), в рознице (40%) и транспортных компаниях (14%). На ближайшие два года вкладываться в роботов планируют 54%. Популярнее лишь такие «раскрученные» технологии, как большие данные и прогнозная аналитика на их основе.

Чаще всего роботы используются финансовым блоком (58%), в операционных подразделениях (50%), кадровых службах (42%), при обслуживании клиентов (33%) и в процессе закупок (13%). При этом в среднем один робот заменяет 4,5 «полной штатной единицы». Наиболее полезен он для телекома и розницы (робот заменяет десять и восемь сотрудников), банки и нефтегаз намного отстали (четыре и два сотрудника соответственно). Два замененных сотрудника — тот минимум, при котором имеет смысл вводить робота, считает Данилина.

При выборе платформы для внедрения роботов отечественные заказчики, как и в других случаях, руководствуются не только рейтингами и формальными функциональными характеристиками. Учитывается также опыт внедрения в нашей стране (этот критерий самый главный, его упоминали 80% респондентов КПМГ), уровень локализации продукта, наличие поддержки и сильных местных партнеров. А в последнее время в некоторых отраслях на выбор влияют еще и санкционные риски.

По совокупности критериев в КПМГ считают оптимальным выбором для России ведущую тройку (Automation Anyware, Blue Prism, UiPath), а также Kryon Systems и WorkFusion. Сейчас же у 43% опрошенных внедрено решение UiPath, у 24% — Blue Prism.

Ни одна из российских разработок пока не попала в отчеты западных аналитиков, но в КПМГ отметили системы Robin (разработчик — «Аплана. Бизнес решения») и ElectroNeek (разработан одноименной компанией и его российским лицом — «Центром роботизации и искусственного интеллекта»).

Сейчас, как уже говорилось, основная область применения роботов — имитация рутинных действий сотрудников, например, перенос данных из одной системы в другую. В дальнейшем, отметила Данилина, более совершенные версии роботов начнут решать все более сложные задачи — работать с неструктурированными данными, общаться на естественном языке, распознавать не только статичные изображения, но также речь и видео.

От робота к «цифровому специалисту»

Если судить по выступлениям вендоров, то будущее с его интеллектуальными роботами уже настало. Как полагают в компании Automation Anywhere, эпоха «простых» роботов закончилась еще в 2016 году, а в этом будет пройден этап робота как простого «цифрового сотрудника», наделенного некоторой долей искусственного интеллекта, и начнется создание рынка цифровой рабочей силы, облачных роботов, предоставляемых «по запросу». И, наконец, уже в ближайшие три года появятся «цифровые специалисты высокого класса», способные решать сложные задачи наравне с людьми. При этом, если «обычного» специалиста порой приходится искать и выбирать в течение долгого срока, то бот может быть найден за час, в сложном случае — за неделю. Automation Anywhere в этом новом мире собирается стать крупнейшим работодателем, трудоустроив 3 млн цифровых сотрудников. «Уже сейчас 80% крупнейших мировых корпораций сотрудничают с нами», – отметили Шрирам Нараянан, руководитель Automation Anywhere по продажам на территории России и СНГ, Украины, Израиля, стран Африки и Южной Азии, и Семен Сергунин, менеджер по маркетингу продуктов компании, в докладе «Цифровой экономике — цифровые сотрудники».

В нашей стране Automation Anywhere представлена компанией Advanced Digital Technologies. Ее глава Рави Сачдева оценил рынок лицензий RPA-систем в 2019 году в 5-7 млн долл., причем на каждый «доллар за лицензию», по его словам, приходится услуг на 5-7 долл. Итого получаем рынок в 40 млн, растущий со скоростью 200-300%.

Разработку компании Kryon представлял ее российский партнер Navicon. Отличительными чертами своей платформы в Kryon называют применение решения Process Discovery, которое выявляет процессы, пригодные для автоматизации, и создает шаблоны последующей их автоматизации, что позволяет ускорить и удешевить внедрение RPA. А наличие «гибридной автоматизации» обеспечивает эффективное взаимодействие между роботами и людьми.

Менеджер Ernst&Young Дмитрий Новиков рассказал о решении компании Blue Prism. Среди его особенностей «прозрачность», наглядность визуализации бизнес-процессов в виде блок-схемы на одном экране (при необходимости — на нескольких), отсутствие необходимости для персонала иметь навыки кодирования, наличие средств контроля версий роботов и продвинутых механизмов их отладки.

Робот «по русски»

Платформа Robin (от Robot Intelligence) уже сейчас может служить цифровым ассистентом, работать с системами машинного обучения, зрения и распознавания текстов. Павел Борченко, директор по инновациям «Аплана. Бизнес-решения», отметил, что интеллектуальные боты Robin умеют общаться на естественном языке, классифицировать запросы пользователей, электронную почту и документы, из которых способны извлекать данные, обрабатывать их, мониторить новостные ленты и т. д. (см. также «RPA 2019: роботизация по-русски», Computerworld Россия, 1 апреля 2019).

Разработка еще одной российской компании, Hyper Up, пока не попала в поле зрения аналитиков с мировыми именами, зато уже внедрена в ряде крупных предприятий (среди них — ОАК, «Ильюшин», «Сухой»). Иван Середкин, директор по развитию компании, основное внимание уделил проблемам, нередко возникающим при интеграции ИТ-решений с помощью сервисной шины предприятия при работе с унаследованными системами, системами других компаний или просто с продуктами, интеграция с которыми трудоемка. Во всех этих случаях поможет комбинация из сервисной шины и роботов. Последние, работая через пользовательский интерфейс, обеспечат «последнюю милю» данным, которые надо передать или извлечь из «проблемной» системы.

Если большинство RPA-вендоров ориентируются в первую очередь на крупные организации, то у ElectroNeek другая концепция. Как заявил Дмитрий Карпов, представлявший компанию, автоматизация в офисах с целью повышения производительности — это прошлое, а будущее — в «RPA для пользователей», которым роботизированные сервисы должны «продавать время».

Условно говоря, некая Татьяна Павловна, бухгалтер, на аутсорсинге ведет две фирмы, это занимает у нее шесть часов в день. Если робот освободит ей несколько часов, то она сможет выбрать — взять третьего клиента или больше времени проводить с детьми.

Этот рынок, полагает Карпов, гораздо обширнее. Но для его освоения надо создать партнерскую сеть из внедренцев, ориентированных на малый и средний бизнес.

В целом сложилось впечатление, что представленные RPA-платформы обладают схожей функциональностью, что бы ни заявляли об уникальности тех или иных возможностей представители вендоров и их партнеров. Вопрос с проникновением на рынок, как всегда, решат развитие партнерской сети, инвестиции в локализацию и наличие «пробных» версий, позволяющих ИТ-менеджерам и самим понять пользу от роботизации, и бизнес-менеджменту доходчиво объяснить.

Разумеется, роботизация рутинного труда не проходит гладко. Все участники процесса сталкиваются с трудностями, обычными, а иногда и специфическими. О них на конференции тоже немало говорилось как независимыми экспертами и внедренцами, в том числе, Анатолием Белайчуком из Ассоциации профессионалов управления бизнес-процессами и Александром Бейдером из компании TerraLink, так и представителями предприятий, внедривших RPA. Рассказу об этом Computerworld Россия посвятит отдельный материал.


Теги: показывать на главной Самое интересное Искусственный интеллект Цифровая трансформация RPA RPA 2019
На ту же тему: