Как на AI Journey 2019 разрушали стену Тьюринга
Как на AI Journey 2019 разрушали стену Тьюринга

Владислав Лекторский: «Одни говорят об антропологической революции, смысл которой в том, что человек должен стать другим. Другие называют это антропологической катастрофой. А третьи полагают, что это одно и то же – революция в виде катастрофы»

Источник: AI Journey


13:32 14.11.2019  (обновлено: 00:07 17.11.2019)   |  Мелиса Савина |  Computerworld Россия

|   1664 прочтения



8 и 9 ноября в Москве состоялась конференция Artificial Intelligence Journey 2019.

Представители бизнеса, профессионалы в области технологий, искусственного интеллекта и анализа данных, представители академического сообщества собрались для обмена практиками в области применения искусственного интеллекта. На секции «Философия и методология искусственного интеллекта» ученые попытались ответить на вопросы, интересен ли философии искусственный интеллект, может ли последний обладать сознанием и превзойти естественный интеллект и чем ему полезна философия.

«Разрушая стену Тьюринга» — такой девиз выбрал выбрал для своей секции ее модератор, Альберт Ефимов, руководитель лаборатории робототехники Сбербанка. Классический тест, который в 1950 году предложил Алан Тьюринг, определяет возможности искусственного мышления, предоставляя человеку угадать на основании ответов на вопросы, с кем он общается – с другим человеком или компьютером. Никто из участников эксперимента, разумеется, не видит друг друга. Ефимов считает, что сейчас наступила посттьюринговая эпоха – время, когда человек знает, что общается с компьютером, и последний ему интереснее, чем другой человек. Вместе с тем есть еще области, в которой искусственный интеллект пока не в состоянии заменить людей, — те, где требуется принуждение. Компьютер пока не может заставлять людей делать то, чего они не хотят.

Как на AI Journey 2019 разрушали стену Тьюринга

 

Источник: AI Journey

Интерес философии к искусственному интеллекту

Предварил дискуссию главный научный сотрудник института философии РАН Владислав Лекторский, который в своем выступлении ответил на вопрос, интересуется ли философия искусственным интеллектом. Интеллект – способность решать мыслительные задачи, философия изучает мышление на протяжении тысяч лет, поэтому, по словам спикера, конечно же, искусственный интеллект интересен философии. При этом философия не указывает, как развивать искусственный интеллект (это не ее задача), она пытается понять его.

Искусственный интеллект имитирует человеческую деятельность, но решает задачи иным путем, некоторые даже быстрее, чем человек. Впрочем, можно сказать, что и человек мыслит, познает мир так же, как искусственный интеллект. Эта компьютерная метафора легла в свое время в основу когнитивной науки.

Мозг – способ взаимодействия с миром, считают приверженцы когнитивной нейропсихологии. Однако изучить его настолько, чтобы ответить на вопрос, что такое интеллект и сознание, у них пока не получилось. Разбираясь с этими вопросами, ученые столкнулись с двумя интересными проблемами. Первая – природа сознания. Можно ли мыслить, не сознавая, например, находясь в гипнотическом или сомнамбулическом состоянии? И может ли искусственный интеллект обладать сознанием? Философия сознания – сейчас одно из самых актуальных направлений науки. Вторая проблема – свобода воли. Что это такое? Существует ли она вообще, или все в этом мире детерминировано? И без того сложная сама по себе дискуссия усложняется, если переносить ее на цифровую среду. Так, возникает вопрос, не угрожает ли искусственный интеллект, который может просчитать поведение человека, презумпции невиновности? Допустим, компьютер спрогнозировал, что такая-то личность сможет совершить преступление. Будет ли правильным арестовать ее за то, что она достаточно достоверно может совершить, но пока еще не совершила? И может ли сам искусственный интеллект обладать свободой воли? Третья проблема – творчество. Можно ли назвать настоящим то, что создает искусственным интеллектом, иногда даже не отличимое от произведений человека? В этой связи интересна одна человеческая особенность – мы всегда больше ценим копию, чем оригинал, как бы ни была хороша копия, отметил Лекторский.

Подобные вопросы ранее интересовали только философов, однако пропущенные через призму цифровой трансформации они стали жизненно важными. Интеллектуальные системы будут развиваться, вопрос их взаимодействия с человеком остается, им и занимается в том числе и философия. Она ищет ответ на вопрос, как жить в цифровом мире, оставаясь человеком. Ведь если человека заменит суперинтеллект, то и вопросов таких не будет. «Иногда одни говорят об антропологической революции, смысл которой в том, что человек должен стать другим (если он вообще останется). Другие называют это антропологической катастрофой. А третьи полагают, что это одно и то же – революция в виде катастрофы», — заключил Лекторский.

Искусственный интеллект против естественного

Профессор Института проблем управления РАН Станислав Васильев акцентировал внимание на том, что искусственный интеллект преуспел в решении задач мышления, но он хуже человека справляется с простыми эмпирическими задачами, связанными со зрением, восприятием и т.п. Декан философского факультета МГУ Владимир Миронов вспомнил теорию конфликтующих структур, согласно которой естественный интеллект может чувствовать, осознавать, что чувствует, и осознавать, что он это осознаем.  Рефлексия в обучении – первый шаг в сознанию искусственного интеллекта. Профессор института философии РАН Давид Дубровский продолжил тему сознания размышлениями об антропотехнологической эволюции, «которая меняет нашу телесность, сознание и все наши коммуникативные системы». Это обязывает говорить  о гибридном интеллекте, смещающем понятия естественного и искусственного интеллекта и изменяющем экзистенциальные смыслы (наши цели, подлинную деятельность и пр.). Поэтому в будущем людям, возможно, понадобится что-то другое, не то, о чем думаем сейчас. Развитие искусственного интеллекта влияет на естественный интеллект и наоборот, поэтому нужно думать и о развитии естественного интеллекта, подытожил выступающий. По его словам, разработчики иногда забывают, что они обладают искусственным интеллектом. Лекторский высказал нестандартную точку зрения: «На самом деле никакого естественного интеллекта нет. Мы с вами и есть тот самый большой искусственный интеллект». По его словам, «когнитивные карты новорожденного» выстраиваются в искусственной среде культуры. Сегодня этот большой искусственный интеллект (человечество) начинает себя осознавать и пытается воспроизвести себя. Он хочет «уйти с белка на песок» (с белковых носителей информации на кремниевые). Лекторский, отметив сложность вопроса, все же склоняется к мысли, что человеческое сознание предполагает симбиоз естественного интеллекта и культуры. «Если бы мы научились создавать живых существ и культуру, которая, пусть и не относится к природе, но тоже возникает как будто сама по себе, то можно было бы говорить об искусственном сознании. Но пока я не вижу такой возможности».

Как на AI Journey 2019 разрушали стену Тьюринга

Источник: AI Journey

Трудная проблема сознания

Станислав Васильев считает, что естественный интеллект и искусттвенный интеллект различает самосознание первого. «Если я буду определять сознание как возможность смоделировать обстановку и определить свое место в этой обстановке и научу робота сознавать себя, то это уже здорово, это появление искусственного сознания». Давид Дубровский полагает, что искусственное сознание возможно в силу принципа изофункционализма систем, предполагающего, что одна и та же функция может быть воспроизведена на разных по своим физическим свойствам субстратах. Сознание – функция мозга. Если принять эту точку зрения, то можно предположить создание самоорганизующейся системы на других субстратах, которая обладает этой же функцией.

Но для этого надо знать, что такое сознание, то есть решить трудную проблему сознания, без осмысления которой, по мнению Дубровского, нельзя думать о прорыве в области искусственного интеллекта. Суть заключается в том, что если сознанию нельзя приписать физические свойства (массу, пространственные характеристики), то как объяснить его связь с мозговыми процессами? Как объяснить причинную функцию сознания (подумал – взял предмет)? Как объяснить феномен свободы воли и детерминизм мозговых процессов? Для того чтобы развивать искусственный интеллект, нужно понимать естественный интеллект, а для этого – знать, как он устроен. Эти знания давно предоставляет эпистемология. Она может помочь осознать ограниченность собственного мышления, что есть условие для расширения его горизонта. «Чем больше мы знаем, тем больше мы не знаем». Также есть допроблемная ситуация, когда мы не знаем, чего не знаем. Но именно это впоследствии и помогает нам сделать новый шаг вперед.

Главный научный сотрудник NNAISENSE Юрген Шмидхубер, что сознание переоценено и вообще давно уже есть в искусственных системах. ИИ можно даже научить внезапно бросаться спасать утопающих людей. Альтруизм можно представить в виде логической последовательности эгоизма людей, которые с течением времени пришли к мысли, что общество успешнее при взаимодействии, чем конфликтах. То есть алгоритм развития искусственных и естественных систем одинаков. Сейчас человеческий мозг в миллионы раз превосходит искусственный интеллект из-за большого количества нейросетей. Однако уже через 30 лет разрыв сократится, а в следующем столетии и вовсе может быть создан крохотный девайс с вычислительной мощностью интеллекта 10 млн человек. Интересно, что, по мнению Шмидхубера, мужчину легче заменить искусственным интеллектом, чем женщину, поскольку большинство мужчин может выполнять в единицу времени одну задачу. И он либо ничего хорошо не делает, либо хорошо, но одну задачу, чаще всего профессиональную. В то же время женщины многозадачны. И легче создать искусственный интеллект для одной задачи, чем для нескольких.

Роль философии в исследовании искусственного интеллекта

Владимир Миронов ответил на вопрос, чем является философия для искусственного интеллекта, — наукой, смотрящей вперед или зеркалом, рефлексирующим уже созданное? Спикер считает, что тем и другим. Искусственный интеллект – система алгоритмов, но у человека нет знаний для прогнозирования всех возможных алгоритмов. Эта недостаточность знаний приводит к непредвиденным ситуациям и ошибкам, что, по мнению декана, является центральной проблемой во взаимоотношении философии и искусственного интеллекта. Философия – наука, которая смотрит вперед, но видит, что было и выступает предупреждением. Она предлагает задуматься, все ли, что нас ожидает, «может быть хорошо». Готовы ли мы согласиться со всеми алгоритмами, понимая, что это может привести к проблемам? «Мы никогда не задумывались, что, например, метафорически одной из первых форм цифровизации были концлагеря: каждому человеку присваивали номер, система стала легкоуправляемой». Таким образом, философы должны смотреть вперед и предупреждать о том, что может быть, повторил выступающий. Ефимов добавил, что в то же время, возможно, стоит прогнозировать и то, чего мы лишимся, если не будем развивать искусственный интеллект.

Говоря о влиянии искусственного интеллекта на современную философию, директор центра философских исследований МГУ Андрей Алексеев выделил четыре области для рассмотрения: искусственные жизнь, мозг, личность и общество. Базовым элементом здесь является проблема общего искусственного интеллекта. Концепция общего искусственного интеллекта ставит вопросы, может ли машина, жить, сознавать себя, быть личностью и образовать общество. Развитие искусственного интеллекта обостряет, таким образом, философские вопросы, что такое мысль, жизнь, личность, общество.

В самом конце Алексеев предложил заменить термин «искусственный интеллект» на «интеллектную систему». По его мнению, этот термин точнее выражает суть явления, обозначая технологию, которая может заниматься вычислениями, но еще не является интеллектом в полном смысле этого слова.


Теги: показывать на главной Самое интересное Искусственный интеллект Сбербанк


На ту же тему: