FinCore: платформа цифрового банка
FinCore: платформа цифрового банка

Большой интерес у участников форума вызвала дискуссия «Каким должно быть банковское цифровое ядро» с участием представителей ведущих банков, а также руководителей компаний-разработчиков


11:38 20.11.2017  (обновлено: 16:33 20.11.2017)   |  Дмитрий Волков |  «Открытые системы»

Рубрика Предприятие |   697 прочтений



Участники форума обсудили, каким должно быть ядро автоматизированной системы финансовой организации цифровой экономики.

 

Издательский дом «Регламент» в рамках проекта FutureBanking провел форум FinCore, посвященный вопросам изменения банковских платформ в условиях цифровой трансформации. Пора ли менять ядро АБС? Как провести ревизию существующей архитектуры? Что требуется для повышения скорости вывода новых продуктов на рынок? Как обеспечить сервис в режиме 24/7 и сделать его доступным в любой точке России?

Открывая форум, его продюсер Игорь Костылев отметил: «Большинство нынешних АБС уже десятки лет верой и правдой служат западным и российским банкам, постепенно обрастая разными слоями оборудования, систем, приложений; однако в цифровую эпоху все это мешает быстро выводить на рынок новые продукты. Форум посвящен тому, как преобразовать ИТ-ландшафт банка в современное цифровое ядро».

До недавнего времени банки традиционно отличались консерватизмом по отношению к новым технологиям, десятки лет эксплуатируя апробированные временем АБС с централизованной архитектурой, монолитным продуктовым ядром, через проприетарные интерфейсы работающим с унаследованными приложениями. Однако сегодня, напомнил Денис Сотин, CIO «Росбанка», конкурентоспособность невозможна без распределенных инфраструктур, позволяющих распараллеливать обработку и способствующих более быстрому выводу на рынок новых сервисов.

Чтобы обеспечить низкую стоимость разработки продуктов и сохранить при этом надежность, не обязательно переписывать или выбрасывать ядро имеющейся АБС.

«Замена одного большого на другое большое – не выход. Не следует целиком заменять ядро, можно усовершенствовать доступ к нему, вынести систему отчетности, оставив продуктовые сервисы», — считает Андрей Попов, CIO «Райффайзенбанка». В этом банке работает зарубежная корневая система с 30-летней историей, обладающая рядом некогда полезных возможностей по обслуживанию крупных корпоративных клиентов, но изначально не рассчитанная на миллионные контингенты рядовых вкладчиков, не в полной мере учитывающая местную специфику. Сейчас в банке развернута гибкая среда, с объемом кода примерно в треть корневого ядра, предоставляющая гибкие открытые интерфейсы к клиентским сервисам, учитывающим специфику российского рынка и требования регуляторов.

Сергей Рябов, главный ИТ-архитектор Сбербанка, отметил, что изменения – ключевой фактор развития крупнейшего банка, чью философию в самой кредитной организации описывают словами «рациональность, модернизация архитектуры и мышления». Чтобы сделать возможным переход к новым бизнесам и предлагать клиентоориентированные продукты, потребовалось не только модернизировать ядро продуктовой АБС, но и разработать платформу – универсальный конструктор с повторным использованием приложений при минимуме программирования. Единое информационное пространство и открытые интерфейсы для связи с системами партнеров позволяют предлагать клиентам персональные сложные пакетные продукты, оперативно принимать решения по кредитам, гибко управлять политиками и настройками, тиражируя решения в рамках всей банковской группы. Основная конкуренция сегодня идет на фронтальных решениях, непосредственно соприкасающихся с клиентами, и здесь банку помогает созданная экосистема, включающая регуляторов и сервис-провайдеров, в условиях конкурентной среды имеющих возможность предоставлять клиентам востребованные сервисы.

Ключевые технологии, использованные в ИТ-платформе Сбербанка таковы: обработка данных в памяти, горизонтальное масштабирование, свободное ПО и открытые API, позволяющие в перспективе публиковать решения, чтобы в дальнейшем сообщество могло их доработать для использования в конкретной бизнес-среде. Доступ к любой информации, включая и архивную, осуществляется в реальном времени, во все программные блоки встраиваются системы машинного обучения.

Однако «Сберджайл» – это не только технологии. Например, при обеспечении омниканальности не следует забывать, что, пока за разные каналы будут отвечать разные люди, эффекта не будет. Важны не только сами по себе модные сегодня методологии DevOps и Agile, но и изменение культуры.

Максим Солярик из «Промсвязьбанка» уверен: «Долгая разработка способна завести в тупик даже отличную архитектуру. В реальности разработчики часто по-прежнему создают приложение, а не сервис, и если в команде царит убеждение, что любой новый человек нарушает ауру системы, то трудно говорить о каком-либо ускорении вывода на рынок новых продуктов».

Участники дискуссии «Каким должно быть банковское цифровое ядро» сошлись во мнении, что цифровизация уже затронула ядро АБС, и основная тенденция сегодня – уход от монолитных систем к микросервисным архитектурам. Вместе с тем, замахнувшись на «святое», на АБС, следует все-таки придерживаться прагматичного подхода и не надеяться лишь на модные технологии. Конечно, все, что может быть декомпозировано, должно быть декомпозировано, однако цифровизация подразумевает не только трансформацию ИТ, но и трансформацию культуры проектирования, разработки и эксплуатации банковской платформы.


Теги: Цифровая трансформация