Вестник цифровой трансформации CIO.RU

BSSG: как удовлетворить спрос на CDO
BSSG: как удовлетворить спрос на CDO

Юрий Клочко: «Радикальные изменения произошли, когда российские компании начали реализовывать масштабные и амбициозные программы цифровой трансформации: интерес к управлению данными начал расти лавинообразно. И хотя руководители компаний из различных отраслей экономики по-разному смотрят на управление данными, они ясно осознают: невозможно извлечь ценность из того, чем не управляешь».


17:16 21.01.2021  |  Михаил Зырянов | 3219 просмотров



В 2020 году в России новая вакансия на позицию CDO открывалась раз в две недели. Юрий Клочко, управляющий партнер компании BSSG, уверен, что спрос на квалифицированных CDO будет расти еще три-пять лет. Соответственно, будет расти и спрос на их подготовку.

В России в настоящий момент есть острая потребность в квалифицированных менеджерах, способных возглавить работу с данными. Это подтверждает опыт компании BSSG, специализирующейся на управлении данными и организующей обучение руководителей CDO/CDTO.

Почему компании стремятся управлять данными, как они решают проблему подготовки CDO и кого назначают на эти должности, рассказывает Юрий Клочко, управляющий партнер компании BSSG и номинант на премию CDO Award 2021 .

- По вашим оценкам, насколько велик интерес российских компаний к управлению данными?

Российские компании долгое время игнорировали необходимость выводить управление данными в отдельную корпоративную функцию (Data Governance), ограничиваясь исключительно некоторыми практическими областями: управление мастер-данными, управление контентом и построение аналитических систем. Исключение составлял финансовый сектор, где управление данными было институциализировано как норма соответствия соглашению Базельского комитета по банковскому надзору — «Базель III», которое вышло в 2010 году.

Радикальные изменения произошли, когда российские компании начали реализовывать масштабные и амбициозные программы цифровой трансформации: интерес к управлению данными начал расти лавинообразно. И хотя руководители компаний из различных отраслей экономики по-разному смотрят на управление данными, они ясно осознают: невозможно извлечь ценность из того, чем не управляешь. Сегодня практически все компании из топ-100 организовали отдельные офисы по управлению данными и наняли CDO.

- Что сегодня стимулирует российские компании управлять данными?

В моей практике встречались компании с различной мотивацией.

Вариант первый: топ-менеджеры, стремящиеся «быть в тренде», полагают, что организация, опирающаяся на данные в принятии управленческих решений, более привлекательна для инвесторов. Нередко такие руководители инициируют проведение формальной оценки уровня зрелости управления, чтобы зафиксировать в отчете вывод о том, что их компания опирается на данные и умеет извлекать из них ценность. Впрочем, такой подход встречается в России нечасто.

Другой вариант: у бизнеса, осуществляющего цифровую трансформацию, еще нет ясного представления о том, как извлечь выгоду из имеющихся данных, поэтому руководители изучают опыт других компаний схожего профиля. Менеджеры, отвечающие за цифровую трансформацию, понимают, что под управление данными нужно выделить одну из вертикалей управления. А для того чтобы охарактеризовать качество данных, их вовлечение в транзакции и т. п., определяют основные целевые показатели. В общем, они пытаются начать работать с данными как с активом компании.

Наконец, третий вариант — это «чемпионы», как я их называю. Это организации, которые считают свои способы применения данных одним из конкурентных преимуществ, научились извлекать выгоду из данных и понимают все нюансы этих процессов. Они сфокусированы на том, чтобы сделать доступ к данным еще проще, быстрее, шире, использовать данные для обучения моделей ИИ и увеличивать количество процессов, управляемых с помощью таких моделей.

Идея состоит в том, что у многих компаний схожего профиля и процессы схожи. Если сотрудники могут перейти из одной организации в другую, то данные и способы их применения уникальны, разработанные модели крайне плохо переносятся из одной организации в другую. Ощутимое конкурентное преимущество — это именно данные и модели на их основе. Яркий пример «чемпиона» — компания X5 Retail Group. В их департаменте больших данных трудится более 500 специалистов, и это при том, что бизнес X5 — это ретейл, а не ИТ.

- Как меняются потребности российских предприятий в квалифицированных руководителях по управлению данными и как решаются вопросы их подготовки?

В 2018 году на HeadHunter мы наблюдали всего пять-шесть вакансий CDO за весь год. В 2020 году вакансия CDO открывалась раз в две недели. Одновременно с этим стали искать специалистов и на другие традиционные роли в системе управления данными, например стюард данных и инженер по данным. По нашим оценкам, даже в крупных компаниях еще не полностью сформированы команды, отвечающие за данные, а спрос на CDO будет расти еще три-пять лет.

Как я уже сказал, организованная функция управления данными появилась всего несколько лет назад, и взять опытные кадры в России просто неоткуда. Поэтому на должность CDO сегодня ставят в основном сотрудников, имеющих опыт в управлении мастер-данными, нормативно-справочной информацией и аналитикой. Иногда ими становятся разработчики, отвечающие за обработку данных, а иногда — бизнес-руководители, которые пытаются понять, как монетизировать данные. Некоторые компании нанимают экспатов, имеющих опыт управления данными в зарубежных компаниях или их российских филиалах.

Типичные кандидаты на должность CDO — менеджеры-технари. Например, те, кто занимался управлением проектами или руководил отделами ИТ-департаментов. Если помните, в COBIT есть элементы корпоративного управления данными, и если ИТ-менеджеры владеют этими знаниями и навыками, то могут достаточно быстро переквалифицироваться в менеджеров по управлению данными.

- Какие факторы вы считаете главными барьерами на пути подготовки CDO в России?

Главное на сегодня препятствие на пути широкой подготовки CDO, которое я вижу примерно в половине российских организаций, — это то, что руководителями по цифровой трансформации и по данным назначаются сотрудники, недостаточно хорошо владеющие английским языком. Английский язык просто необходим, чтобы расширять знания и следовать зарубежным практикам.

В результате такие сотрудники ищут каналы обучения на русском языке и переводы основных западных сводов знаний и управленческих фреймворков. Предприятия готовы оплачивать обучение на курсах по управлению данными. Такая картина характерна в первую очередь для банков: они отправляют на курсы своих директоров по данным или эквивалентных по рангу руководителей, желающих погрузиться в эту тематику.

Вопрос квалификации CDO сейчас крайне актуален, и в 2021 году мы ожидаем высокого спроса на систему профессиональной сертификации кадров. За рубежом, как известно, есть уже не только учебные курсы по управлению данными, но и сертификация, в первую очередь Certified Data Management Professional (CDMP), предусматривающая три уровня знаний. Такой сертификат является серьезным свидительством компетентности сотрудника, а специалисты, получившие сертификат CDMP верхнего уровня, очень востребованы и легко трудоустраиваются. В 2021 году мы планируем начать подготовку к сертификации CDMP на русском языке. Мы уже ведем переговоры об открытии филиала ассоциации профессионалов в области управления данными DAMA в России, тогда мы сможем и экзамены проводить на русском языке.

- Какими знаниями и компетенциями должен обладать претендент на должность CDO?

Я согласен с предложенной Harvard Business Review системой классификации CDO, основанной на установках и знаниях кандидатов. Они выделяют среди CDO шесть направлений: директор по данным и аналитике, антрепренер данных, разработчик систем данных (Data Developer), менеджер по защите данных, «заведующий данными» (Data Governor) и менеджер по этике данных (Data Ethicist).

Например, директор по данным и аналитике является наиболее распространенной ролью в финансовых компаниях и фокусируется на математическом моделировании и data science. Антрепренер данных развивает основанные на данных продукты, применяя имеющиеся в компании технологии. Для него важно бизнес-образование, продуктовое мышление и ориентированность на продажи. Роль заведующего данными – методолога – распространено в компаниях, находящихся на высоком (4+) уровне зрелости в области управления данными. Менеджер по этике данных актуален для компаний потребительского сектора, где уделяется особое внимание защите персональных данных. Ему может быть полезно, в числе прочего, юридическое образование, опыт PR или GR, а также умение работать с людьми.

В российских компаниях чаще всего можно встретить CDO, которые вышли либо из службы корпоративной аналитики, либо из ИТ-департамента. Сейчас намечается интересная тенденция: появляется серьезный спрос на «антрепренеров» – CDO предпринимательского типа, поскольку практически все промышленные компании взяли ставку на создание коммерческих продуктов, основанных на данных.

- На каких аспектах управления данными концентрируют внимание ваши курсы?

Управление данными в академическом формате (DAMA-DMBOK) — крайне непростая и довольно скучная тема. Поэтому мы стараемся сделать курсы интересными и для представителей бизнеса, и для технических специалистов в области ИТ и науки о данных. Каждый обретает новый взгляд на аспекты управления данными. По форме у нас есть однодневные и многодневные программы, достаточно глубокие для подготовки к сертификации CDMP.

- Что нового и уникального вы предложили вашим слушателям?

Нами была предложена модель жизненного цикла компании в цифровой экономике. В этой модели имеется четыре последовательных стадии – от People Driven Company, где основой компании являются ее сотрудники, до Model Driven Company, в которой основа компании — ее модели.

Мы уверены, что компании, достигающие более высокого уровня зрелости, получают определенное конкурентное преимущество по сравнению с теми, кто находится на предшествующих уровнях. Считаем, что компании неизбежно будут проходить каждую из стадий жизненного цикла, в том числе Data Driven Company — это обязательный и важнейший этап перехода к цифровой компании. И мы показываем нашим слушателям, как на каждой стадии жизненного цикла меняются требования к данным и технологиям их обработки.

 

   

 

От людей и процессов – к данным и моделям

Первая из стадий жизненного цикла компании в цифровой экономике – People Driven Company, где основой компании являются ее сотрудники. В таких компаниях конкурентное преимущество осуществляется за счет мастерства людей: нет людей — нет компании.

Вторая стадия – Process Driven Company, основа компании – ее процессы. В этом случае конкурентное преимущество обеспечивается за счет постоянного совершенствования процессов.

Третья стадия – Data Driven Company, при достижении которой основой компании являются ее данные. В этом случае конкурентное преимущество достигается за счет умения извлекать ценность из данных. Такие компании учатся предсказывать будущее на основе алгоритмов машинного обучения.

Наконец, Model Driven Company, основа компании — ее модели. Это компания, которая сумела построить высокоадекватную модель рынка и собственного поведения в нем. В определенном смысле это реализация модели цифровых двойников. Такие компании переходят от прогнозирования будущего к его программированию. В мире всего несколько компаний, которые смогли достичь этого уровня.

Стадии развития

 

 

 

- Насколько инновационным вы считаете ваш процесс обучения руководителей по управлению данными?

Мы делаем акцент не на передаче знаний, к которым слушатель может легко получить доступ самостоятельно, а на аспектах мышления «данные первичны» (Data-First): показываем, как смотреть на одни и те же явления с позиции данных, а не процессов.

Приведу пример одной российской компании. Речь идет об электронной площадке, где частные лица могут приобретать и продавать различные подержанные вещи. Создатели изначально построили платформу на основе автоматизации процесса купли-продажи, упустив из виду данные о товарах. В результате продавцы в своих объявлениях каждый по-разному описывали свойства своих товаров, причем на естественном языке. Получалось, что два объявления о продаже одного и того же товара могли оказаться настолько разными, что объединить их в одном поисковом запросе было практически невозможно. Чтобы решить эту проблему, компании пришлось заняться разметкой данных в объявлениях и для этого организовать группу из 200 человек. Если бы изначально был применен подход Data-First, то система была бы разработана так, чтобы клиенты многократно использовали созданные когда-то описания товаров. Тогда объявления можно было бы легко объединять в поисковых запросах, а данные о движении одинаковых товаров было бы гораздо проще извлекать для последующей монетизации.

 

 

Компания BSSG специализируется на управлении данными и организует обучение руководителей CDO/CDTO на площадке Московской школы управления «Сколково». В 2019-2020 годах были проведены более 20 учебных мероприятий, не только в рамках образовательных проектов МШУ «Сколково», но и для внутренних корпоративных программ российских и международных компаний, среди которых Банк России, «Газпромбанк», «Росатом», «Евраз», «Северсталь» и др. Общее число слушателей составило более 500 человек.

 

 

- Возможна ли эффективная подготовка руководителей по управлению данными с использованием дистанционного обучения?

С нашей точки зрения, любой образовательный процесс можно перевести в онлайн-формат. Вопрос в том, что разработать и осуществлять качественный онлайн-формат совсем не дешевле очного, как многим кажется. В условиях локдауна 2020 года на базе технологий Московской школы управления «Сколково» мы смогли сделать онлайн-формат не менее захватывающим.

- Сотрудничаете ли вы со смежными учебными программами «Сколково» ?

Да, мы участвуем в различных программах Московской школы управления «Сколково». Наиболее значимым для нас является тот факт, что мы разрабатываем и ведем модуль по данным в программе «Управление цифровой трансформацией». Я сам выпускник «Сколково» и использую те подходы и методики, которые лежат в основе всех программ Московской школы управления.

- Как вы оцениваете вклад вашей компании и ваших курсов в решение общей задачи формирования культуры и практики управления данными в России?

Мы стараемся быть проводниками культуры в области данных. Совместно с партнерами мы адаптируем к российским реалиям лучшие международные практики, в том числе переводим на русский язык сложный понятийный аппарат и наиболее важные материалы. В 2019 году мы закончили монументальный проект по переводу на русский язык свода знаний по управлению данными DAMA-DMBOK. В настоящее время у нас локализуются сразу несколько фреймворков по управлению данными.


Теги: CDO Award