Путь «Битрикс24» — без инвесторов и без конкурентов
Путь «Битрикс24» — без инвесторов и без конкурентов

Сергей Рыжиков: «Наша миссия – помогать бизнесу работать онлайн»


17:44 10.09.2018  (обновлено: 14:58 12.09.2018)   |  Денис Самсонов |

Рубрика Индустрия |   4449 прочтений



Генеральный директор «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков о созданной компанией многофункциональной информационной системе для ведения бизнеса в Интернете и о ее перспективах на глобальном рынке.

 

С сооснователем «Битрикс24» и генеральным директором компании «1С-Битрикс» Сергеем Рыжиковым мы обсудили, можно ли выходить на глобальный рынок без внешнего финансирования, как влияет российское происхождение на бизнес ИТ-компании, и будет ли у создателя CMS-платформы и сервиса для управления бизнесом третий продукт. Спойлер — будет.

- «Битрикс24». Опиши в нескольких предложениях, как вы сами понимаете этот продукт?

Мы абсолютно уверены, что методы ведения бизнеса меняются. Компания, которая не будет вести бизнес, общаться и вообще все делать в Интернет, начнет терять преимущества и в итоге уйдет с рынка. Совсем коротко, наша миссия – помогать бизнесу работать онлайн.

- Красивая миссия. Но если все-таки попробовать описать продукт фразой: «'Битрикс24' — это...»?

… это пять больших блоков. Первый – взаимодействие всех сотрудников между собой. Мы называем этот блок «Компания». Чаты, диски, бизнес-процессы, календари, планирование, социальная сеть, коммуникация – все, что связывает людей внутри компании.

Второй блок – задачи и проекты. Третий – CRM: продажи и маркетинг.

Четвертый блок называется «Контакт-центр»; здесь мы выходим за пределы компании. Это инструмент общения с клиентами при помощи всех способов коммуникации: чаты, соцсети, форумы и т.д.

Пятый блок – сайты и магазин. Все, что на этих сайтах происходит, сразу попадает в CRM, ставятся задачи, сотрудники общаются между собой. В итоге получается единая система для ведения бизнеса онлайн.

- Пару лет назад вы описывали свой продукт как коммуникационную платформу, к которой можно прикрутить разные полезные надстройки. Основным конкурентом называли Slack. Вы больше так не считаете?

У Slack есть инвесторы, Accel Partners, которые, после того как закрыли сделку со Slack, пришли знакомиться к нам. Мы спросили, с чем связан интерес. Они ответили, что в своем меморандуме в Slack написали, что видят всего две успешные стратегии. Первая — мессенджер, который позволяет подключать к себе другие сервисы. Вторая – когда ты объединяешь все необходимые бизнесу инструменты внутри себя. Они пошли по пути мессенджера, а в качестве примера компании, успешно реализующей вторую стратегию, привели нас.

У них есть один основной компонент — коммуникационный. Для всего остального они собирают инструменты. Как и любая другая, их стратегия имеет и плюсы, и минусы. У них четкий, вылизанный продукт для решения одной задачи. Но если я ставлю в компании Slack, мне нужно еще 10-20 других инструментов и за каждый из них заплатить.

- Если не Slack, то кого вы сейчас видите своим ключевым конкурентом?

Когда у компании есть сервис или технология, которые являются ее ключевым преимуществом, — это атомарная функция. Если атомарная функция доказывает свою успешность, то ее немедленно копируют.

Snapchat выпустил Истории, которые исчезают за сутки. Как только формат стал популярным, его тут же повторили Facebook, WhatsApp, Instagram.

Dropbox придумал отличную концепцию — распределенное хранение документов. За несколько лет ее повторили OneDrive, «Яндекс.Диск», iCloud, Google Drive…

Можно держаться за атомарную функцию, но тогда нужно ее вылизывать, делать самой-самой идеальной, а потом доказывать всему рынку, что она у тебя потрясающая. Но и это будет скопировано. Сейчас Dropbox не отличается от OneDrive вообще ничем, они одинаковые.

Моя логика состояла в том, чтобы собирать многоатомную систему. Эволюция идет в направлении наборов инструментов, которые создают принципиально новое качество.

Когда ты говоришь «конкурент», я задаю вопрос: «А по какой атомарной функции?» По CRM? У нас есть список конкурентов, по CRM туда выписано 50 систем, реально же их сотни. Таск-менеджер? Их тысячи. Чаты – два десятка. И так по каждому инструменту. В итоге, по любой атомарной функции у нас много конкурентов. Некоторые из них считают нас конкурентами. Но у «Битрикс24» конкурентов нет, потому что ни у кого нет такого набора атомарных функций.

- Тот набор «атомов», который есть у вас, никто не смог повторить? Или не захотел?

Скорее, не смог. Это должно быть изначально заложено в стратегии. По этому пути идут Google и Microsoft. Они предлагают собирать наборы из своих технологий и продуктов.

- Когда англоязычные сайты проводят тестирование CRM-систем, они включают в их число «Битрикс24». Корректно ли такое сравнение?

Корректно. Рынок CRM растет. Само понятие меняется. Маркетинг в Интернете становится все менее эффективным. Покупатель обходится так дорого, что, найдя его, нужно стремиться получить от контакта максимум. Современная CRM-система — это продукт, который автоматически учитывает и отмечает все коммуникации с клиентом и позволяет использовать данные для маркетинга. Мы очень точно попали в тренд. Например, чаты и то, что мы называем «открытыми линиями», мы подключили к CRM за два года до того, как это сделали остальные. (В терминологии «Битрикс24» «открытые линии» — технология, позволяющая использовать один чат для получения и отправки сообщений во все социальные сети, через которые с компанией общаются клиенты. — Прим. ред.) Возможность бесплатно использовать CRM для компаний до 12 человек. Такого никто не делает. Это позволило нам очень быстро войти в топ-10 CRM по миру, в некоторых странах в топ-5. (Сергей Рыжиков ссылается, в частности, на результаты сравнительного тестирования ПО управления лидами (PCmag.com, июль 2018), обзор лучших бесплатных CRM-систем по версии CIO.com (март 2018), а также сравнительный обзор CRM-систем для небольших организаций (Techradar.com, июнь 2018). — Прим. ред.)

- За счет чего удалось удержать низкие цены включая бесплатное предложение?

Высокая технологичность. Мы заранее готовились к тому, что нам придется быть дешевыми, чтобы конкурировать на западных рынках. Наше бесплатное предложение — чистый маркетинг. Конкуренты тратят на продвижение сотни тысяч долларов. Мы завоевываем аудиторию бесплатным предложением.

- Стоимость разработки в России сыграла свою роль?

Несущественную. Наверное, если бы мы сидели в Долине, это вышло бы дороже, но по сравнению с архитектурными решениями разница не так значительна.

- Главные претензии западных аналитиков к «Битрикс24»: низкий уровень технической поддержки, низкая скорость, неудобный интерфейс. Согласен с их оценками?

Этим обзорам минимум два года. У каждого продукта есть своя стратегия. На первом этапе нам надо было набрать максимум функций, создать полноценный продукт. Потом мы эти функции совершенствовали, добились стабильности и скорости работы. За последний год существенно улучшили интерфейс. Извини, но мнение аналитика, — не самый лучший критерий. Мы вышли на глобальный рынок без внешнего финансирования. Заняли заметную долю, получаем прибыль, завоевали внимание клиента. Нас выбирают покупатели — это самая важная оценка.

- Почему не привлекались деньги инвесторов? Нет ощущения, что при наличии внешнего финансирования проект мог бы развиваться быстрее?

Мы формулировали стратегию в 2011 году. Уже тогда было очевидно, что американский стартап привлечет больше денег и на более выгодных условиях, чем компания с российскими корнями. Соперничать в области финансов мы не сможем. Но мы умеем хорошо программировать, и мы выбрали стратегию, которая позволила максимально использовать это преимущество. Создали «бесплатник», который быстро стал популярным. Научились минимизировать необходимые для его работы ресурсы. Довели себестоимость до того уровня, который можем себе позволить.

Время от времени к нам приходят инвесторы. Мы общаемся, чтобы понять, как они нас видят. Нас хвалят. Говорят, это так не типично — развиваться за счет собственных средств. Наверное, сейчас мы могли бы привлечь внешние деньги. Но зачем?

Есть компании, которые могут работать десять лет на деньги инвесторов, таким образом монетизируясь. Через десять лет они продолжают нести убытки, потому что их продукт, как выяснилось, никому не нужен.

- Есть ли в планах, возможно долгосрочных, IPO или поглощение кем-то из ИТ-гигантов? Планируете становиться миллиардерами?

Часто об этом спрашивают. У нас есть программа — к 2024 году вырасти в десять раз, при том, что и наш нынешний оборот совсем немаленький. Выход на биржу нам сейчас не нужен.

- Влияет ли российское происхождение компании на возможности вести бизнес?

Наши коллеги, которые ведут переговоры с инвесторами в Кремниевой долине, говорят, что часто слышат: «Нам все нравится. Если бы вы были не из России, мы были бы готовы на сделку». Для привлечения финансирования российское происхождение сейчас токсично. А в том, что касается продаж и общения с клиентами, мы никаких неудобств не чувствуем. Скорее, это повод для шуток.

- Еще несколько лет назад у вас не было отдела продаж. Теперь отдел и его руководитель появились. Изменился подход к ведению бизнеса?

Ничего не поменялось. Мы по-прежнему строим модель самопродажи продукта. И по-прежнему работаем через партнерскую сеть. Отдел продаж занимается отношениями с ними, в том числе, отвечает за те технологии, которые встречают и ведут клиента, когда он регистрируется на нашем сайте.

- Среди клиентов «Битрикс24» — Samsung, Volkswagen, Vogue. Можешь назвать еще какие-то интересные имена?

Облачных клиентов много, не о всех из них мы можем рассказывать. Отличительная особенность «Битрикс24» — возможность получить систему в виде коробочного продукта. Этим активно пользуются крупные заказчики — правительство Мексики, армия Нигерии, метрополитен Стамбула... В Стамбуле они сначала попробовали работать с нами через облако. Потом пришли к местному интегратору и попросили развернуть систему целиком на их серверах.

- Говорят, ты не любишь российский хостинг...

Я не люблю, когда начинают ныть, что в России все как-то особенно плохо. Любая крупная страна настаивает на том, чтобы ключевые технологии и данные хранились на ее территории. Когда в Германии были приняты подобные законы, нам дали две недели на перенос данных из Ирландии. Вместе с нами сервисы переносили Microsoft и Google.

В России технологии хостинга еще развиваются, но происходит это очень быстро. За пару лет – ну прямо революция. Очень круто начал развиваться Mail.ru и Яндекс. Мы с ними сотрудничаем. Авария, которую мы пережили в этом году, отчасти объясняется этим ростом. Но есть подозрение, что там были не только технологические проблемы. Компетентные службы разбираются. Это все, что я могу пока сказать. Сейчас мы работаем с двумя дата-центрами, принадлежащими разным юридическим лицам, и даже географически разнесенными.

- Будет ли у «1С-Битрикс» третий продукт?

Каждый из пяти блоков «Битрикс24» — серьезное самостоятельное решение. Для многих компаний такие технологии служат ключевым продуктом, на котором они строят бизнес и привлекают инвестиции. Мы считаем их только одним из блоков. Осенью запустим еще один такой блок, о котором я пока не могу говорить. Но будет еще и отдельный, третий продукт.


Теги: Интервью CRM Совместная работа 1С-Битрикс Битрикс24 Сергей Рыжиков
На ту же тему: