Интернет и закон: как отрегулировать Сеть?
Интернет и закон: как отрегулировать Сеть?

Проблемам регулирования Интернета была посвящена серия дискуссий «Интернет и закон»Проблемам регулирования Интернета была посвящена серия дискуссий «Интернет и закон»


14:49 27.04.2017   |   2656 |  Мелиса Савина |

Рубрика Индустрия



Серия дискуссий «Интернет и закон», организуемая издательским домом «Коммерсантъ», началась с сессии, посвященной обсуждению нормативного регулирования Интернета. Главный вопрос заключался в том, кто должен следить за Всемирной паутиной: государство, компании, работающие в интернет-сфере, или общество.

Интернет стал важной частью жизни человека и потому вопросы, связанные с ним, воспринимаются всеми очень близко. По словам Сергея Сельянова, председателя Ассоциации продюсеров кино и телевидения, генерального директора компании «СТВ», все хотят регулировать Интернет, однако уже имеющиеся возможности использовать не умеют.

Член Совета Федераций РФ Людмила Бокова призвала соблюдать баланс, который бы гарантировал обществу защиту, государству — инструмент регуляции, а бизнесу — возможность развиваться. Однако нормативная база устарела и ее нужно пересмотреть. На это интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев заметил, что люди способны к самоорганизации. Заместитель губернатора Челябинской области Руслан Гаттаров напомнил, что еще пять лет назад интернет-компании обещали отрегулировать отрасль, но не сделали этого. Он считает закон не самым эффективным инструментом: «Если что-то можно решить без закона, давайте решим». Однако примеров удачной самоорганизации, по его словам, он не видел. Поэтому упорядочивать отношения в Сети должен законодатель, поскольку бизнес саморегулируется, когда выгодно ему, а не обществу. С тем, что общество к самоконтролю не готово, согласился и Сельянов.

Марина Янина, вице-президент по корпоративным отношениям компании «Яндекс», считает, что Интернет должны регулировать компании, а государство — находиться на подхвате. Обычно же так не происходит, государство перехватывает инициативу и не дает отрасли развиваться самостоятельно, предлагая ей очередной ФЗ. Самих норм уже существует достаточно, например, есть закон 2013 года о блокировке пиратских сайтов и соответствующее правоприменение вплоть до процедуры вечной блокировки, о которых, по мнению Яниной, почему-то часто забывают.

По словам Гаттарова, интернет-индустрии просто выгодно пенять на государство.

Директор по стратегическим проектам Института исследований Интернета Ирина Левова согласна с тем, что кодекс этики компаний не работает, но не в силу своей несостоятельности, а потому, что он не поддержан государством. При этом государство стремится ввести законодательные ограничения, тогда как, по мнению Левовой, «нужно стремиться к балансу». Текущее законодательство противоречиво, оно зачастую не преследует цель защиты общества. С другой стороны, «у нас безопасность — национальная идея, но ведь не может каждый законопроект согласовываться с ФСБ», сказала Левова. В качестве примера она привела законопроект о телемедицине, который «погиб в недрах ФСБ». Есть вещи, которые можно отдать на откуп гражданскому сектору, заключила она.

По мнению директора по внешним коммуникациям Rambler&Co Матвея Алексеева, регулированием у нас занимаются все, кроме самой отрасли, а надо, чтобы общество и государство ставили задачи, а отраслевые эксперты их решали.

Вторая сессия была посвящена вопросам интернет-торговли. Речь шла, в частности, о трансграничной торговле, практически не облагающейся таможенными пошлинами. Участники обсуждали ее перспективы, а также то, должны или нет зарубежные товары облагаться НДС. Анатолий Голомолзин, заместитель руководителя ФАС, констатировал экономически неравные условия для обычной и онлайн-торговли: первая проигрывает второй. Исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов считает, что кросс-бордеры будут развиваться и дальше, а НДС должен быть либо для всех, либо ни для кого. Покупатель при этом должен видеть цену сразу с налогом. Дмитрий Янин, руководитель Международной конфедерации обществ защиты прав потребителей, признал, что, пока это выгодно, люди будут делать заказы за границей. А Александр Иванов, руководитель Национальной ассоциации дистанционной торговли в России, заявил, что кросс-бордер и агрегатор — два локомотива рынка, самому же рынку не хватает конкуренции. Модератор дискуссии Иван Кургузов поинтересовался, кто на отечественном рынке может составить конкуренцию иностранным игрокам. На это Марк Завадский, директор по развитию бизнеса в России в AliExpress, ответил, что российские магазины нормально торгуют и устойчиво растут. Одна из успешных торговых площадок — «Авито». При этом AliExpress контролирует  30% рынка розничной торговли, и главным поставщиком товаров из-за рубежа остается Китай.

Следующей темой стали агрегаторы — сайты, которые размещают информацию о товаре, заключают сделки с покупателями и принимают оплату. Ключевым был такой вопрос: где заканчивается ответственность площадок за представляемые товары и где начинается ответственность производителя? Сейчас, по действующему закону, парадоксальным образом за недостоверную информацию магазина несет ответственность агрегатор, а за искаженную агрегатором информацию — магазин. Необходимо ввести общее понятие «агрегатор» и принять правила игры, основанные на честном отношении к потребителю и конкуренции. Кургузов ответил, что бизнес старается не обманывать потребителя, потому что вкладывает слишком много денег, чтобы завоевать его.

А что делать, если товар не такой, как описано на сайте? Тут мнения разделились. Одни возлагают ответственность за искажение информации на агрегатора, поскольку тот в данном случае выполняет функции продавца. Другие выступают за то, что ответственность должна быть разделена между производителем и площадкой. Голомолзин заключил, что определение агрегатора изначально нужно дать в базовом законе «Об информации», а уже потом браться за конкретные регламентирующие документы.

Не была обойдена вниманием и тема продажи алкоголя, лекарств и ювелирных изделий в Интернете. Можно или нет продавать их онлайн? Лекарства требуют консультации с фармацевтом или провизором, алкоголь — совершенноления покупателей. Сложность продажи драгоценностей связана с невозможностью проверить их подлинность.

По мнению Голомолзина, лекарства без рецепта можно доставлять. Он привел в пример Китай, где создана единая база данных рецептов со сроком хранения и персонализацией. А продажа алкоголя у нас ограничивается возрастом и временем, к тому же через Интернет покупают элитный алкоголь, поэтому проблему пьянства это не увеличит. Потерпевших из-за подделки украшений пока тоже нет.


Теги: Государство, общество и ИТ Интернет-магазины Телемедицина ИРИ


На ту же тему: